(Слева направо) Экс-мэр Владивостока Виктор Черепков, народный депутат СССР Евдокия Гаер, кандидат физмат наук Эдуард Мирмович, автор этих строк возле гостиницы "Москва" (1992 год). Фото из архива.
(Слева направо) Экс-мэр Владивостока Виктор Черепков, народный депутат СССР Евдокия Гаер, кандидат физмат наук Эдуард Мирмович, автор этих строк возле гостиницы "Москва" (1992 год). Фото из архива.
8 марта исполнилось 85 лет одной удивительной женщине, о которой сегодня в Хабаровском крае, можно с уверенностью сказать, помнит старшее поколение.
 
Мне довелось с познакомиться с Евдокией Александровной Гаер ровно 30 лет назад, в марте 1989 года. Тогда на Дальнем Востоке, как и во всем Советском Союзе, проходили первые всенародные, как их назвали, альтернативные, выборы народных депутатов СССР.  
 
Ее выдвинули земляки из Нанайского района  - выдвинули по Дальневосточному национально-территориальному округу. Она в то время работала во Владивостоке, в институте археологии, истории и этнографии советской Академии наук, объездила с экспедициями немало национальных сел и деревень Дальнего Востока, защитила кандидатскую диссертацию.
 
К моменту выдвижения, между прочим, Гаер уже была в пенсионном возрасте, но активно участвовала в общественной жизни, в частности, в борьбе против строительства Дальневосточной атомной электростанции в районе озера Эворон. Тогда, в постчернобыльские времена, это был своеобразный политический бренд, если можно так выразиться.
 
Первым и главным кандидатом на выборах стал только что назначенный командующий Дальневосточным военным округом 50-летний генерал-лейтенант Виктор Иванович Новожилов. Было сложно представить, что маленькая нанайская женщина без административной поддержки сможет победить военного хозяина всего Дальнего Востока. Не буду рассказывать, как помогали ей в городах и весях самые простые люди - общественники, ученые, писатели, журналисты и даже военные. Большое спасибо хочу сказать за бескорыстную и существенную помощь и поддержку в той нелегкой избирательной кампании доктору медицинских наук Салавату Сулейманову, писателю-краеведу Юрию Ефименко, журналисту ТАСС Ильдару Шагаутдинову, обычному работяге из Охотска Виктору Рахубе, многим моим тогдашним коллегам-офицерам, вертолетчикам. Спасибо, спасибо и еще раз спасибо.
 
Первая и единственная за всю политическую историю восточных окраин страны кандидат-абориген для встреч с избирателями объездила и облетала буквально за пару месяцев самый большой и удаленный советский регион. Сегодня сложно поверить, что вообще обычный человек без партийной, чиновной и финансовой поддержки сможет провести хотя бы самую элементарную предвыборную кампанию. А тут под ногами - весь необьятный Дальний Восток, и ко всему - женщина. И произошло невероятное: большинство голосов получил не командующий Новожилов, а Евдокия Гаер.
Уже в Москве на съезде народных депутатов ее избрали в Верховный Совет СССР. Рядом с ней в зале заседаний, замечу, в обычном алфавитном порядке сидел тогдашний оппозиционер "партийный бузотер" Борис Ельцин, что непременно спешили запечатлеть советские и зарубежные фотокорреспонденты и телеоператоры. А когда Ельцин стал первым российским президентом, то не забыл маленькую нанайскую женщину, которая на весь мир с трибуны съезда выступила в защиту Андрея Дмитриевича Сахарова, которого Михаил Горбачев регулярно лишал слова, а депутаты, как тогда говорили, "захлопывали" старенького лауреата Нобелевской премии, накануне вернувшегося из долгой ссылки в городе Горьком.
 
После той речи на съезде от Евдокии Гаер буквально стали шарахаться все дальневосточные депутаты, считавшие создателя водородной бомбы Сахарова старым безумцем.
 
Женщина получала со своей родины, по ее словам, страшные и очень жестокие телеграммы, где ей даже угрожали убийством. В те часы Евдокия Гаер одна бродила по Красной площади со слезами на глазах.
 
Но буквально через несколько дней ситуация кардинально изменилась.
 
Мне не раз доводилось тогда бывать в Москве в здании последнего советского Верховного Совета. И я видел, с каким пиететом стали вдруг относиться к Евдокии Гаер не только ее новоиспеченные коллеги по парламенту, но самое главное - простые граждане. К ней в столицу поехали со всех уголков страны. С утра до позднего вечера, а то и ночи в ее служебном кабинете и даже в  номере гостиницы "Москва", где расселили народных депутатов, народу было полным-полно. Уму непостижимо, откуда только силы брались? Иногда нам даже приходилось ее прятать на несколько часов от людей, чтобы женщина хоть немножко отдохнула.
 
В те бурные политические и последние для советского государства годы Евдокия Гаер объездила не только национальные окраины СССР, но и побывала в гостях у аборигенов некоторых стран мира. Позднее ее назначили одним из руководителей государственного Комитета по делам народов Севера, она стала автором первого закона о гарантиях прав коренных народов, при ее активном участии вышло немало учебников родного языка.  
 
Сегодня ей, почетному сенатору, члену международных академий, несмотря на преклонный возраст, в столице не сидится.  
 
Большая часть жизни Евдокии Александровны Гаер связана с изучением традиций и обычаев нанайцев, нивхов и других коренных дальневосточных народов. Она основатель и бессменный председатель национальной лиги малочисленных народов.
 
Мне запали в душу ее слова в одном из интервью зарубежной радиостанции. Позволю себе немножко процитировать: "Наша страна, наша земля, родина, она настолько хороша, насколько она сейчас больная, только мы с вами сможем ее поставить на ноги".
 
А у известного писателя-диссидента Андрея Георгиевича Битова, ушедшего из жизни в декабре прошлого года, есть такая фраза по поводу дальневосточных коренных народов: "Ведь знают, что вымирают, а такие кроткие". Маленькая нанайская женщина из амурского села Падали Евдокия Гаер оказалась совсем не кроткой.
 
С 85-летием вас, уважаемая Евдокия Александровна, здоровья вам и долгих лет жизни.
 
Андрей Мирмович, программа "Реверс", радиостанция "Восток России"