Предисловие:

  

Мокрец трава
Мокрец трава
- Честно говоря, когда коллега-журналист принесла мне этот материал, я пробежал его глазами «по диагонали» и мне он показался скучноватым. Вспомнил о нем  примерно через месяц, когда колымским фермерам стали приходить семена трав для посева. Перечитал - и задумался: а ведь проблема-то есть, и немалая! Для начала - один кадр воспоминаний.

 

На Крайнем Севере я скоро как 40 лет и хорошо помню, как в годы владычества КПСС местные райкомы по разнарядке всех без исключения гоняли летом на сенокос, дабы заготовить побольше кормов для молочно-товарных ферм колымских совхозов. Разнарядка касалась и журналистов. Так вот: лично неоднократно побывав на тогдашних травяных полях, свидетельствую:  в траве  этой сорняков не было вовсе! Даже целебный Иван-чай на поле не лез, а стройными рядами стоял вдоль обочин.

 

Сейчас даже вокруг Магадана трава с трудом видна среди зарослей какой-то гадости,  имя которой я не знаю. На многих фермерских полях скоро будет тоже  самое. Для чрезвычайно хрупкого северного сельского хозяйства это если и не гибель, то большие неприятности. Потому что привычное для центральных районов России уничтожение сорняков разнообразной химией на Колыме невозможно, так как безумно дорого.

 

Почему же местный фермер заказывает себе дрянной посевной материал. Вот на этот вопрос мне как раз ответить легко: он старается уложиться в рамки денежной халявы, поскольку получает на эти нужды субсидии из федерального и областного бюджетов. Впрочем, читайте статью…

 

Михаил Горбунов,

«Золотое перо Руси».

--------

 

Колымский Россельхознадзор предлагает помощь местным аграриям


Половина семенного материала, поступающего в адрес магаданских фермеров, не соответствует современным требованиям стандартов

 

Трудно поверить, но еще совсем недавно – каких-то тридцать лет назад – для колымских агрономов и огородников-любителей не существовало проблемы сорняков. Однако девственная северная земля оставалась стерильной недолго: как это обычно и бывает, за шлейф цивилизации уцепились проблемы, малозаметные поначалу, но трудно разрешимые впоследствии. Вместе с оборудованием, тарой,  продовольствием и семенами на Колыму мигрировали и сорняки. Адаптировались, закалились – и прижились.  

 

Осот полевой
Осот полевой

Сегодня, когда на борьбу с мокрецом, коровяком, асотом, пыреем уходит львиная доля сил и времени, мы воспринимаем прополку как привычную часть заботы о будущем урожае, столь же неотъемлемую, как полив и удобрение. Даже здесь, на холодном Севере, фермерам требуются десятки тонн гербицидов для того, чтобы если не изгнать сорняк с полей, то хотя бы приглушить до уровня, совместимого с жизнью овощных и зеленных культур.

 

В прошлом году более половины семенного материала, поступившего в адрес магаданских фермеров, оказалось некондиционным. Главная претензия к ним - запредельная засоренность семенами сорняков – непотопляемых агрессоров, которые шаг за шагом отвоевывают свое место под солнцем на культурных, но беззащитных землях.

 

Почему это происходит, в наших ли силах уберечь те немногие островки благополучия, на которых мы выращиваем столь ценные свежие овощи и зеленку?

 

Об этом наш разговор с руководителем отдела семенного контроля колымского Россельхознадзора Сергеем Емельяненко.

 

  -   Сергей Владимирович, кто и зачем везет на Колыму грязные, засоренные семена?

 

- Не думаю, что кто-то делает это умышленно, ведь каждый прямо заинтересован в чистоте своего поля. Однако если проанализировать последние несколько лет, то просматривается четкая тенденция к ухудшению качества семян. Если в 2007 году количество некондиционных семян по отношению к исследованным партиям составило четверть, то в 2008 -  уже треть. А  в минувшем 2009 году из 817 тонн 432  - то есть больше половины – пришлось, попросту говоря, на брак.  

 

Возьмем, к примеру, поставки для фермеров, закупающих семена под зеленную массу, которая идет на корм скоту.    

 

Наши фермеры заказывают семена в центральных районах страны. Они поступают сюда непосредственно к посевной. И, несмотря на то, что их качество зачастую не соответствует требованиям ГОСТа, фермеры вынуждены засевать ими свои поля. Ведь у них не остается времени для того, чтобы вернуть партию поставщику: пока семена пройдут процедуру возврата, пока сюда пришлют новые – а на транспортировку уйдут месяцы - лето закончится и скот останется без корма. Поэтому и выбирать не приходится – сеют, что пришло.

 

- Мы разговаривали с фермерами. Они вполне довольны семенами, например, от тех же алтайских поставщиков. Говорят, что всхожесть прекрасная.

 

- Всхожесть и засоренность – это абсолютно разные показатели. Что касается всхожести, то она влияет лишь на качество урожая текущего года, а  в конечном итоге -  на обеспеченность кормом скота. То есть, это головная боль самого фермера, будет ли сыто его хозяйство зимой.  Локальная, конкретная ситуация.

 

А вот что до засоренности семян сорняками, это уже проблема «с широкими перспективами». Ведь проникая на одно поле, сорняк обязательно начинает экспансию на всю территорию. Птицы, вода, да и сами люди ему в этом помогают.

 

Пырей ползучий
Пырей ползучий

- То есть,  помимо привычного мокреца, существует угроза занести и новый вид вредителя?  

 

  - Совершенно верно. Возьмем к примеру, бодяк полевой. Его еще нередко называют чертополохом. Он появился на Колыме относительно недавно, но уже отвоевал себе лучшие места: поля, огородные участки. Практически все ольские сельхозугодья засорены им. Избавиться от него крайне сложно, поскольку он многолетний и корнеотпрысковый. Жечь и скашивать  бодяк бессмысленно. Да и удалить с корнем не получится: это как с головами дракона – сносишь одну, а вырастают три новых.

 

Та же ситуация с подмаренником цепким. Практически «неубиваемый» сорняк, живучий, выносливый и агрессивный.  И его так же нельзя назвать старожилом.

 

Или вот совсем недавняя история, когда на Ольском побережье мы обнаружили вообще малоизвестный для России  вид –  Амзинкия Менциза. Ученые предполагают, что, семена приплыли к нам с западного  побережья Америки прямо по морю. Этот сорняк обосновался вдоль прибрежной полосы на многие километры и сейчас активно захватывает огородные участки ольчан.

 

- Если сорняки способны перенести такую соленую и длинную миграцию, то в контейнерах с культурными семенами  они,  видимо, чувствуют себя прекрасно?

 

  - Так и есть. Вместе с партиями семенного материала сюда приходят и сильные семена сорняков. Причем не один-два, а порой в несколько раз больше допустимой  ГОСТом нормы. Например, на килограмм семян овса первой репродукции допускается 20 семян сорняков. К нам же приходит и  200 семян на килограмм. А это уже явно некондиционные семена. Они требуют серьезной доработки. Высевать их без очистки – недопустимо. Однако высевают. А потом забрасывают поля гербицидами. Химия  на поле – химия в растении – она же в организме человека…

 

- Получается, что  наш фермер попадает в тиски: сеять нельзя, но и не сеять – тоже?

 

- Именно поэтому поставщики семян позволяют себе такое отношение – посылают в Магадан «некондицию», прекрасно зная, что она не вернется.

 

- Но существует же претензионная практика.

 

- Да. И это единственно возможный способ навести порядок. Мы как представители федерального надзорного ведомства обращали внимание местной власти на то, как расходуются средства, выделяемые государством для закупки семян фермерами-северянами. И в прошлом году фермеры выставили ряд претензий производителям. Практика показывает, что в таких случаях поставщики стремятся не доводить конфликт до судебного разбирательства, и предпочитают компенсировать убытки. Так, одному из хозяйств производитель вернул половину стоимости закупленной партии по причине ее низкого качества.

 

- А как это доказать, если семена все равно высеваются?

 

- Можно и нужно исследовать партию до высева. И в этом наше ведомство готово оказать фермерам помощь и поддержку. Алгоритм такой: как только семена придут в Магадан, обращайтесь к нам. Мы квалифицированно произведем отбор проб – так, как это предусмотрено нормативными документами, поможем грамотно их оформить и направить в аккредитованную лабораторию, где они будут исследованы. И уже с таким экспертным заключением можно смело  обращаться в суд или выставлять претензию производителю.

 

- А где находится эта лаборатория?

 

- Ближайшая – в Хабаровском референтном центре. У нас есть договоренность с ним о проведении исследований семян в порядке мониторинга, то есть бесплатно.

 

Марина Котельва

http://solomin-342.livejournal.com/8119.html.