Отрывки из книги Виктора Черепкова «Россия в зеркале Приморья», М.:1995.

http://vcherepkov.narod.ru/

 

1993 год

«У телезрителей большой популярностью пользовалась независимая коммерческая телекомпания ПКТВ. Но она имела неосторожность предоставить эфир мэру Владивостока В. Черепкову - политическому оппоненту губернатору Приморского края  Е. Наздратенко и за это была дважды разгромлена.

Черепков
Черепков
В первый раз по версии милиции она была разгромлена "неизвестными грабителями", которые убили сотрудника телекомпании и почему-то похитили не записывающую аппаратуру, а передающую, которая не может быть использована или продана.
Наздратенко
Наздратенко


Во второй раз она была "разгромлена" административными методами. Закрыта в начале осени 1993 года, но открыта снова по решению суда. Опять закрыта - уже по "режимным соображениям", так как находилась в здании центра космической трансляции "Орбита". Министр связи РФ В. Булчак отменил это распоряжение краевой администрации. Заместитель Министра связи М.Елизаров в телеграмме от 03.12.93 г. разъяснил, что технических препятствий для выхода в эфир программ студии ПКТВ нет и закрытие этого канала администрацией края является необоснованным.

Третейский информационный суд рекомендовал администрации края срочно обеспечить выход ПКТВ в эфир. Все бесполезно - администрация не среагировала, телекомпания разорена».

--------------------------------

«Собкор Российского телевидения в Приморском крае М. Вознесенский неоднократно давал критические материалы о деятельности администрации Е.И. Наздратенко и также неоднократно подвергался угрозам. Губернатор края добивался его снятия в Москве, но пока потерпел неудачу. Однако на РТВ Вознесенского неофициально предупредили: "Еще один неверный шаг - и тебе конец".

Как-то в беседе с глазу на глаз с женой Вознесенского глава администрации Е. Наздратенко в скрытой форме высказал ей угрозу: "Вы же знаете, что я могу вас физически уничтожить, но не делаю этого". Через некоторое время милиция "случайно" обстреляла помещение ТВ, где должен был находиться М. Вознесенский. По официальной версии стрельба велась по колесам угнанного автомобиля».

--------------------------------------

«Корреспондент ДНИ РТВ Дадыко С.М., выезжал в Приморский край накануне октябрьских событий 1993 года для проверки объективности репортажа Вознесенского о позиции главы администрации Е.И. Наздратенко по отношению к Президенту. Все факты, в том числе секретное выступление Наздратенко в краевом управлении МБ в поддержку А.В. Руцкого 22.09.93 г. подтвердились. С. Дадыко пытался задать прямые вопросы на эту тему Е. Наздратенко в аэропорту после прибытия последнего из Японии, где он находился в составе делегации с Президентом РФ Б.Н. Ельциным. На обращение корреспондента Е. Наздратенко ответил угрозой: "Если Вы не прекратите меня преследовать, то это может для Вас плохо кончиться. Вы ничего не можете знать. У меня достаточно сил, чтобы навести порядок в этом крае. Это может кончиться Вашей кровью. Вы поняли?" Через два часа в интервью телепрограмме "Местное время" Наздратенко заявил: "Ситуация спокойная, и никакие репортажи никаких корреспондентов не могут ее осложнить. Но пусть журналисты, опираясь на опыт московских событий, помнят, что если здесь начнется стрельба, то в первую очередь она коснется их".

Об угрозах Е. Наздратенко корреспондент С. Дадыко доложил представителю Президента РФ В.П. Бутову и сразу же переехал из гостиницы на частную квартиру. На следующий день со всеми материалами он вылетел в Москву».

 

1994 год

«Летом 1994 года по распоряжению и.о. главы администрации Владивостока было совершено сверх преступление. По личному распоряжению К. Толстошеина радиожурналист А. Садыков, 18-летний студент ДГУ, был подвергнут диким пыткам за насмешливо-критическую передачу о "Ста днях" правления и.о. мэра Владивостока К. Толстошеина, на радиостанции "Ви- Би-Си".

Вначале люди "Трифона" доставили утром А. Садыкова в кабинет к К. Толстошеину, который в грубо-оскорбительной форме отчитал журналиста за его радиорепортаж. Потом его отпустили домой.

Во второй половине дня К. Толстошеин отдал распоряжение коммерческому директору радиостанции "Ви-Би-Си" С. Балакину привезти А. Садыкова на стадион "Строитель" под видом вызова к мэру во второй раз. В пятом часу вечера С. Бадакин доставил А. Садыкова на стадион, где его пересадили в машину уголовников. Журналиста привезли на кладбище и стали имитировать расстрел.

Затем доставили его в подвал и подвергли 12-часовой пытке по гестаповской методике: заламывали на дыбе, душили целлофановым мешком, веревкой и проволокой, гасили окурки о спину, загоняли иголки под ногти, били палками и обрезками трубы, разжигали паяльную лампу, чтобы жечь лицо и др. Его "помиловали" после записи на пленку "признания" о том, что он, радиожурналист Садыков, критиковал владивостокского и.о. мэра Толстошеина, потому что его купил за 100 долларов бывший мэр Черепков.

Наутро после страшной ночи один добрый человек оказал Садыкову медицинскую помощь, увел его от слежки и по подложным документам отправил его в другой город. В дальнейшем "Комсомольская правда" спрятала его за границей!

Заявление потерпевшего двадцать дней лежало в УВД без движения. Прокурор края В. Василенко заявил, что виновники волокиты наказаны в административном порядке; отвозивший Садыкова на расправу С. Балакин арестован, выявилось, что он еще раньше признавался невменяемым, сейчас проходит психиатрическую экспертизу в Уссурийске или Хабаровске (не знал точно?).

Самое страшное содержится в заключительной части беседы прокурора В. Василенко с корреспондентом газеты "Комсомольская правда" (29.11.94 г.) И. Коцем, где он советует не придавать значение показаниям душевнобольного. Иначе говоря, предвосхитил заключение экспертизы и стал на защиту главного виновника иезуитского преступления - и.о. главы администрации Владивостока К. Толстошеина. В местных средствах массовой информации Приморья об этом страшном преступлении - ни строчки? Ни звука!

Председатель Приморского союза журналистов, где должно было состояться собрание журналистов по этому дикому случаю, отказался выделить зал».

---------------------------------

«После свержения мэра В. Черепкова в приморской газете "Утро России" дали статью "Произвол". В тот же день директор государственного полиграфического комплекса "Далъпресс" Ю. Бондаренко заявил, что больше не будет печатать эту газету - нет бумаги. Руководство газеты достало 10 тонн бумаги взаймы, а затем - вагон. Однако Ю.Бондаренко наотрез отказался печатать "Утро России".

С 19 марта по конец апреля 1994 года газета не выходила, ее сотрудники были изгнаны из здания, а также было прекращено и финансирование. На совещании руководителей СМИ глава администрации края Е. Наздратенко сделал разнос "Утру России", его журналистам и заявил, что газета не будет выходить, пока не сменится руководство газеты, ее направление. Под нажимом власти коллектив "прогнулся", не отстоял своего редактора Ю. Мокеева, газета сменила свое направление и превратилась в серую посредственность.

В конце апреля глава администрации Е. Наздратенко грубо оскорбил заведующего отделом газеты "Утро России" Д. Гайнутдинова, у которого было несколько критических публикаций по стилю работы губернатора края. Придя на собрание коллектива этой газеты Е. Наздратенко сразу же обратился с вопросом: "Где эта мерзость Гайнутдинов? Покажите мне его!". Далее спрашивал: "Ты почему нас критикуешь? Потому что татарин, что ли?"

Характерным во всей этой истории является то, что после вынужденной отставки редактора Ю. Мокеева сразу же «разрешились» все проблемы (отсутствие бумаги и пр.), делавшие невозможным - по утверждению гендиректора "Дальпресс" Ю. Бондаренко - выпуск газеты.

Особо следует отметить, что приостановка оппозиционного издания "Утра России" пришлась на избирательную кампанию по выборам депутатов краевой думы».

------------------------------------

«Около полутора лет старейшая приморская газета "Красное знамя" в определенной мере была послушной воле губернатора края. Но к осени 1994 года совесть профессионального долга взяла верх, газета сбросила "рабские цепи" и стала объективно освещать события жизни и деяния "отцов края".

Со стороны администрации края незамедлительно начались репрессии: приостановлено, печатание газеты, последовало грозное требование замены главного редактора В.П. Шкрабова, глубокой осенью в редакции было отключено теплоснабжение. Под натиском произвола коллектив "не прогнулся" и защитил своего главного редактора, хотя и раскололся почти наполовину. На собрании работников газеты "Красное знамя", где решалась судьба их редактора В. Шкрабова, прозвучали вещие слова журналиста Сергея Глушкова: "Если мы его сдадим - это конец. Оппозиции в крае не останется".

Представление об отношении краевой администрации к оппозиционным СМИ можно составить, например, по одной беседе главного редактора В. Бакшина с губернатором Е. Наздратенко, нашедшей отражение на страницах самой массовой краевой газеты "Владивосток" в ноябре 1994 года.

Е. Наздратенко: "Радиостанция "Немецкая волна" договорилась до того, что журналиста Алексея Садыкова избили за то, что он покритиковал Наздратенко, - это уже какой-то маразм?"

Ему вторит В. Бакшин: "В одной выходящей в крае газетенке (имеется в виду оппозиционная газета "Арсеньевские вести") я недавно немало гадостей прочел и про вас, и про себя, и про некоторых других людей, неугодных Черепкову и ему подобным. Друзья говорят: подавай в суд. Но мне кажется, что слишком жирно будет черепковым, они ведь того и хотят, чтобы на их глупости обратили внимание ..."

Про ситуацию в Приморье, отчетливо напоминающую незабываемый 37-й год, писали многие газеты, в том числе и "Комсомольская правда", и "Известия". Журналисты отмечают, что на самом деле жить и работать в Приморье стало страшновато.

После удушения местной свободолюбивой прессы здесь остались "три неуемные бабы", как их характеризовал заместитель губернатора края И. Лебединец. Это корреспондент "Известий" Наталья Островская, собкор "Радио России" Ольга Журман и корреспондент "Комсомольской правды" Наталья Барабаш. Только у них еще и есть возможность публиковать хоть какие-то критические статьи о местной администрации. А поэтому местные власти решили с ними круто разобраться.

С начала сентября 1994 года в теле- и радиопередачах глава администрации края Е. Наздратенко постоянно, гневно обличает "Комсомольскую правду" в клевете и лжи. После публичных нападок на Н. Барабаш многие стали выражать обеспокоенность за ее безопасность. Руководящие работники стали бояться иметь с ней дело и давать информацию, опасаясь, что их уличат в симпатиях к "оппозиции". Неизвестные лица стали оказывать давление на ее мужа, директора музыкальной школы. Один из них даже ворвался к нему на урок, угрожая большой финкой. Ее семья всерьез рассматривает возможность нападения на них и живет в постоянной тревоге за своего ребенка. Наталье Островской после ее материалов о свергнутом мэре В. Черепкове осведомленные друзья посоветовали увезти детей куда-нибудь на острова, что она и сделала.

Краевые власти чувствовали свою полную безнаказанность и это, видимо, дало возможность заместителю главы администрации края И. Лебединцу удалить с совещания глав администраций 04.08.94 г. любознательного журналиста, бросив вслед ему при всех реплику: "Потом его побьют и опять на нас все свалят".

После свержения власти во Владивостоке и удаления из рабочего кабинета мэра Черепкова с применением физической силы, главный редактор художественного вещания Приморского радио А. Брюханов сделал передачу - оценка ситуации, прогноз. Тут же последовал телефонный звонок заместителю председателя краевого телерадиокомитета Г. Климову от вице-губернатора И. Лебединпа: "Кто такой Брюханов? Чтоб духу его не было!" Через некоторое время проверил, выполнил ли Климов его распоряжение об увольнении.

И. Лебединцу ничего не стоит оскорбить человека. На одном совещании он назвал тележурналистку Аню Абоносимову "гнидой"... Технические работники на радио измучились при монтаже выступлений как И. Лебединца, так и Е. Наздратенко, ибо у... этих руководителей в речи - мат через мат.

За наличие собственного мнения осталась без работы тележурналистка Валентина Воронова. Всем надо серьезно задуматься над ее замечанием: "Понимаешь, со стороны кажется, что эта власть действует тупо, по-солдафонски. Но ведь 100-процентная эффективность! На кого-то прикрикнули, об кого-то бычок затушили - и уже все шелковые."

В течение пяти месяцев генеральным директором гостелерадиокомпании "Владивосток" Максименко Б.В. без достаточных на то оснований была фактически отстранена от работы тележурналист Медведева Г.М. В последующем была уволена по сокращению штатов. Через суд она добилась восстановления на работу, но, и после этого ее не допускают к эфиру...».

-------------------------------

«Судебная палата по информационным спорам при президенте Российской Федерации рассмотрела обращения к ней и комитету РФ по печати многих журналистов и редакторов газет с жалобами и заявлениями на нарушение права журналистов на доступ к информации, грубое, оскорбительное отношение к ним со стороны отдельных работников администрации, вмешательство в профессиональную деятельность, приостановление выпуска ряда изданий, гонения на журналистов из-за несогласия с их политическими позициями и т.п., -  установила:

Действительно в Приморском крае имеют место факты грубого нарушения свободы массовой информации.

Так, был остановлен выпуск краевой газеты "Красное Знамя", приморского еженедельника "Арсеньевские вести". Администрация края, вмешиваясь в профессиональную самостоятельность редакции "Красного Знамени", препятствовала работе главного редактора Шкрабова В.П., в превышение своих полномочий пыталась отстранить его от занимаемой должности. Только после рассмотрения этого спора в Судебной палате 14 октября 1994 года и в соответствии с ее решением, администрация признала свою неправоту, прекратила чинить препятствия выходу газеты, вышла из состава учредителей. В настоящее время газета продолжает издаваться».

-------------------------------------

«В своих политических целях Е.И. Наздратенко усиленно эксплуатировал телевидение. Глава края по несколько часов в неделю проводил на телевидении, регулярно выступал в передаче "Губернаторский час". Само телевидение края фактически находилось на содержании у администрации.

Особое внимание Е. Наздратенко уделял Центральному телевидению. Как уже отмечалось ранее, известный политический обозреватель А.Н. Тихомиров неоднократно делал передачи с участием Е.И. Наздратенко, включая "Загон 03".

Участвовал Наздратенко и в передаче РТВ "Без ретуши". В начале осени 1994 года для разработки этой темы в Приморье выезжала группа ТПО "Республика" из 15 человек, которая более трех недель работала в особо комфортных условиях во Владивостоке, в том числе и на даче Наздратенко. Для всей России готовился серьезный репортаж о хозяине края и его деятельности накануне выборов.

Во второй половине ноября 1994 года Е.И. Наздратенко доставил во Владивосток на военном самолете 23 столичных репортера "для объективного освещения ситуации в крае". Первый их отчет об этой командировке - панегирик губернатору, хула его оппонентам - прозвучал 27 ноября на НТВ в телепрограмме "Итоги".

Своих оппонентов Наздратенко не допускал к телевидению на "пушечный выстрел"».

 

1995 год

«Зам. главы администрации края Лебединец И.П., по заявлениям многих участников заседания, в грубой форме оскорблял неугодных ему журналистов, препятствовал их доступу к информации, оказывал на них давление и "вообще не соответствует возложенным на него функциям - куратора средств массовой информации края" ни по своим знаниям, ни по уровню правовой и политической культуры. (Еще раз напомним, что этот администратор в конце января 1995 года был избран председателем краевой думы Приморья!)

Отрицательную роль в обеспечении свободы массовой информации в Приморье играет гендиректор государственного издательско-полиграфического комплекса "Дальпресс" Бондаренко Ю.А. Избирательно подходя к отдельным изданиям, он препятствовал выходу газет "Красное Знамя", "Арсеньевские вести", предъявлял редакторам неправомерные требования.

В частности, вопреки положениям части 2 ст. 19 Закона РФ "О средствах массовой информации", Бондаренко Ю.А. требовал от редакции "Красного Знамени", уже зарегистрированной как средство массовой информации уполномоченным регистрирующим органом - государственной региональной инспекцией по защите свободы печати и массовой информации - дополнительной регистрации в качестве предприятия, хотя в Уставе редакции основной целью указано лишь издание газеты и никаких иных целей, связанных с коммерческой деятельностью, редакция не ставит. В самый разгар подписной кампании ГИПК "Дальпресс" сорвал выход ряда центральных газет.

Судебная палата признала, что в Приморском крае, как и в ряде других регионов России, журналистика становится опасной профессией.