Любому уважающему себя профессиональному и честному журналисту при написании материала нужен информационный повод. Например, официальное сообщение о преступлении от соответствующих пресс-служб, либо обращение в редакцию одной из сторон конфликта. А доводом для вынесения публицистического вердикта на страницах издания или в телеэфире для него являются неоспоримые факты, которые, как говорится, вещь упрямая…

 

Именно документы в подтверждение своей правоты в затянувшемся конфликте с околокриминальными кругами представила обратившаяся за помощью в редакцию «Народного Вече» хозяйка и руководитель фирмы «Сиа Фудс Компани» Светлана Махонина. Принесла эта молодая женщина, мать четырехлетней дочки, и другие «документы» - газету «Дальневосточные ведомости», где журналист В.Булавинцев, без суда и следствия, не встретившись с обвиняемой им в тягчайшем преступлении, называет ее заказчицей убийства. Сообщила и о телепередаче, в том же разоблачительном ключе относительно ее «деяний», «бескомпромиссного» борца с преступностью, автора программы «Сталкер» Дмитрия Новикова, который ныне под флагом «Единой России» прорывается в депутаты Законодательного Собрания Приморья, и немалые деньги на предвыборную кампанию ему крайне нужны. Громкие, хлесткие, разоблачения «Сталкеру» очень кстати. И неважно, что за ними стоит судьба человека.

 

Диву даешься, почему такая матерая «преступница», какой рисуют Махонину очень информированные бесфамильными операми публицисты, ссылаясь на «версию следствия» (интересно, от какого следователя они ее, эту версию, получили?), до сих пор на свободе? Разобраться в этой абсолютно простой истории легко, если не быть дураком и быть честным, с совестью человеком: хоть журналистом, хоть следователем.

 

Опустим суть противоборства хозяйки предприятия и наехавших на нее  петраковско-бабакехяновских дядек, которое началось пять лет назад (об этом – в следующих публикациях «Народного Вече»). В этом материале остановимся на апогее рейдерского захвата, где большей частью покажем роль силовиков, без которых  не было бы никакой фабрикации уголовного дела в отношении Светланы Махониной, якобы заказавшей убийство  того, кто пытается отнять у нее бизнес – директора и учредителя ООО «Дальвест» Толкача Е.В. Не было бы и эффектного задержания ее в самом центре Хабаровска якобы при встрече с исполнившим ее заказ киллером.

 

Выиграв в арбитражах все суды и отстояв право на свою собственность, Светлана, тем не менее, как рассказала автору этих строк, а ранее во время допроса хабаровскому следователю в рамках уголовного дела по «организации» заказного убийства, где ее определили подозреваемой благодаря доносу ее знакомого «переговорщика» «раскаявшегося» Жаворонкина, - продолжала испытывать прессинг со стороны Толкача и его команды. Грамотный юрист, она предпочитала работать в правовом поле и добилась несомненного успеха.

 

Итог был таков: соседствующие на одной территории  рядом с ее законно построенной недвижимостью производственного характера склады компании Толкача были признаны  не без усилий Светланы в суде самовольными постройками, то есть, незаконными и подлежащими сносу. Усугубляло положение Толкачей и то, что арендованная у Владивостока земля, где находятся и законные постройки ООО «Сиа Фудс Компани», и самострой ООО «Дальвест», не может быть оформлена должным образом без согласия Махониной. Череда судебных дел,  угрозы, понуждения  продать «Сиа Фудс» «Дальвесту» за смешные деньги, - не приносили Толкачам желаемого результата. Что оставалось?

 

Война, пусть и на поле бизнеса, никому еще не приносила счастья. Крепко стоящая юридически со своим бизнесом на ногах, в отличие от проигравшего все конкурента, Светлана желала мира.  А вот мир со стороны Толкачей был только на словах, на деле попытка захватить собственность Махониной не прекращалась ни на минуту. Несчетный раз обращалась Светлана на сей счет с жалобами в правоохранительные органы, чтобы они, наконец, должным образом отреагировали  и привлекли компанию Толкачей к ответственности за махинации с учредительными документами, за ложные доносы на нее, другие преступные, по ее мнению, деяния. Увы, на жалобы шли отписки.

 

Парадокс –  документы у Светланы с ее бизнесом были в порядке, а работать и жить спокойно проигравшие в судах  по всем позициям не давали. Неудивительно поэтому, что она искала возможность попасть на личный прием к какому-нибудь высокопоставленному силовику со своим ворохом бумаг (четыре объемистые папки!).

 

Возможность посодействовать предложил знакомый по прежней работе некто Евгений Жаворонкин. Мол, готов поработать переговорщиком, побеседовать с Толкачом, уладить вопрос за соответствующее вознаграждение.  А еще с одним бывшим опером ФСБ из Находки пообещал познакомить, Саидом Зафаровичем: у него в среде силовиков даже в Хабаровске связи, поможет встретиться, чтоб настоящую проверку жалоб Светланы начали. Знала бы Махонина, с кем она связалась…

 

Суетится Жаворонкин, постоянно приезжает к Махониной в офис, звонит ей бесконечно: мол, все в Приморье продажные, ничего не получается. Правда, нашелся один славный паренек по фамилии Гесалов, Владимир, он из управления МВД по ДВФО в Хабаровске, обещал Светлану, по словам Жаворонкина, с документами в это подразделение провести.

 

Так и покатила с четырехлетней дочкой и четырьмя папками документов против рейдеров Света по предложению Жаворонкина и этого самого Гесалова, который почему-то оказался во Владивостоке для знакомства с Махониной, в Хабаровск. И Гесалов слово сдержал: встретилась-таки Светлана с начальником Гесалова, как он сказал,  Разиным Александром Владимировичем, в казенном доме, передала ему свои объемные жалобы, побеседовала предметно, ушла в надежде  на торжество справедливости. (С тех пор прошло 3 месяца. До сих пор, в нарушение закона, никакого ответа Светлана не получила).

 

 И на другой день «справедливость восторжествовала»: в центре Хабаровска ее вместе с Жаворонкиным, истошно заоравшим ей в лицо «Сука, ты меня сдала!»,  арестовали как заказчицу убийства Толкача. А через трое суток, продержав в одиночной камере очень даже комфортного изолятора временного содержания с обходительными надсмотрщиками, тот же старший следователь по особо важным делам, который предъявлял  постановление о привлечении ее в качестве подозреваемой по заказному убийству, выпустил Светлану на волю, даже не взяв с нее подписку о невыезде, и разрешил на время следствия  вернуться по месту постоянного проживания во Владивосток.

 

Когда Махонина вышла из ИВС, ей позвонил из Владивостока личный водитель. Он сообщил о странном поведении Гесалова. Опер буквально обрывал его телефон, откуда-то узнав, что водитель едет в Хабаровск забирать домой ребенка Светланы.

При этом Гесалов настойчиво интересовался (не менее 20 раз!), везет ли водитель с собой деньги и какую сумму, на какой машине едет, с кем едет, принуждал его к встрече. За ребенка было очень страшно, и водитель просто отключил телефон.

К счастью, не все еще в наших правоохранительных органах продается и покупается, и встречаются на нашем пути грамотные, честные, а, главное, мужественные следователи. Не будем предвосхищать события. Но кое-какие мнения на сей счет выскажем. В последнее время в Приморье нет-нет, да и всплывают громкие задержания «организаторов» заказных убийств. Схема почему-то одна: ни тебе вещдоков, ни тебе настоящих улик. Есть только какой-нибудь сознательный зэк, который  еще до выполнения заказа сдает органам «организатора» преступления. Да сомнительные аудиозаписи переговоров «киллера» и «заказчика».

Но почему при всех изощрениях сыщиков, в судах зачастую такая доказательная база разваливается?

 

Очень показательный пример – дело жителя Владивостока А. Смосюка. У него  сначала рейдеры отняли успешный бизнес ценою в 15 миллионов долларов: обвинили не без помощи оборотней в погонах в хищении собственного имущества и засадили в тюрьму по статье «мошенничество». А чтоб он оттуда не вышел до конца жизни, сфабриковали новое дело - о заказанном им убийстве. Недавно Верховный суд России утвердил оправдательный приговор Смосюку, отсидевшему по навету негодяев-рейдеров и их подручных приморских чекистов, милиционеров, следователей полтора года в СИЗО: за отсутствием даже не состава - события преступления в его действиях.

 

Очень надеюсь, что сфабриковавшие против безвинного человека уголовное дело негодяи, в том числе и «специалисты» силовых органов, будут наказаны, вплоть до возбуждения уголовных дел в отношении них.

 

Аналогичным образом я ставлю вопрос перед надзирающими правоохранительными органами  и по персонам, которые обстряпывали заказуху, в чем нет у меня сомнения, и в отношении Светланы Махониной.

 

В первую очередь в поле зрения следствия должны попасть Жаворонкин, Гесалов, старый опер Саид. Сегодня их прежние телефоны недоступны,  и след шустрых «помощников», как говорят, простыл – тот же Гесалов вроде уже не работает в Дальневосточном милицейском управлении. А, может, он, этот сыщик-«умнищик», в нем никогда и не работал, а является штатным  провокатором по вызову?

Не лишне, в поисках заказчиков скомпрометировать Светлану Махонину, - пропустить через жернова следственной хабаровской проверки и Толкача со товарищи. Мне кажется, вполне допустимо это в рамках того же антимахонинского уголовного дела. Не исключено, что тогда фигуранты поменяются местами. Ведь именно у Толкачей, а не у Светланы, был мотив разделаться с женщиной-предпринимателем. А вот ей, как раз, резона избавляться от Толкача не было и нет.

В любом случае его место займет новый директор или другой учредитель «Дальвеста», к собственности которого Махонина никакого отношения не имеет и на собственность которого не претендует.

 

Всех негодяев, как говорится, не перестреляешь. Светлана предпочитает выигрывать в судах.

 

Что же касается нечистоплотной журналистской подтанцовки, именно из тех же «Дальневосточных новостей» и программы «Сталкер» Светлана узнала о себе много неожиданного, с чем будут теперь по ее искам разбираться в судах. Например, что вручила она киллеру оружие.

 

Да не простую самоделку, а новенький чешский автомат «Скорпион». Интересно, а откуда об этом узнал автор жгучего текста Виктор Булавинцев, и где тот следак-«дурак», который поделился с инженером человеческих душ из желтого издания сугубо конфиденциальной, не подлежащей разглашению, информацией из уголовного дела? А, может, старый опер из ФСБ Саид укажет время и место, когда молодая «разбойница» вручала психованному «сообщнику» Жаворонкину орудие убийства, которого в глаза никогда не видела и о существовании которого понятии не имела до пресловутой публикации?

 

Нарвавшись на умного следователя, а не на следака-дурака, рейдеры, заказавшие Махонину, не угомонились. Они организовали травлю ее в приморской прессе, они собирают с помощью нанятых журналистов и непонятных участковых и работников, представляющихся сотрудниками ФСБ и даже (вы не поверите!) НКВД,  информацию о личной жизни  из ее глубокого прошлого, они угрожают ее близким. То есть, ищут любой способ, чтобы инициировать против нее всякие гадости, вплоть до новых заказных уголовных дел. И все это будет продолжаться безнаказанно до тех пор, пока рейдеры будут находить поддержку у прикормленных ими приморских силовиков. Одно для подонков муторно: с хабаровским следователем им не повезло…

 

Мария Соловьенко. Продолжение в следующем номере.

«Народное Вече», № 40 (666)  19 октября 2011 г.

.