Елизавета Алихановна Добриева
Елизавета Алихановна Добриева
В этом году, на здании «Центра образования села Лаврентия» в Чукотском районе, силами Общественного совета по сохранению исторического наследия Дальнего Востока (Хабаровск) открыта мемориальная доска культовому на Чукотке русскому писателю и просветителю - Тихону Захаровичу Сёмушкину (1900-1970). Здесь же его именем названа Центральная районная библиотека с. Лаврентия, а когда-то и школа (до реорганизации) носила имя писателя.
 
Начинал на Крайнем Севере Тихон Сёмушкин как раз с учительства. Это потом уже набрался впечатлений и опыта - расписался (его самый известный роман «Алитет уходит в горы»). А в 1928 прибыл на Чукотку с научной экспедицией под руководством Владимира Тана-Богораза и задержался - был назначен директором первой на Чукотке школы-интерната для детей-чукчей - чукотской культбазы ДВК.
 
Как ни удивительно, но Тихона Сёмушкина здесь помнят и любят до сих пор, а его книги в библиотеке буквально зачитаны до дыр.
 
Последний раз он приезжал в с. Лаврентия в 1959 году. Его встречала и Елизавета Алихановна Добриева - научный сотрудник Чукотского районного историко-краеведческого музея в с. Лаврентия, лингвист эскимосского языка науканцев (эскимосского диалекта), а тогда молоденькая девушка - будущая учительница начальных классов.
 
Ее отец - Алихан Магометович Добриев (1920-1967) - ученик Тихона Сёмушкина. Было это в 1928 году, когда Алихану исполнилось 8 лет и он пошел в первый класс. Впоследствии, Алихан Добриев стоял в числе переводчиков Конституции СССР на чукотский язык!
 
А вообще род Добриевых тянется с Кавказа, из Ингушетии. Вот только представьте себе! Прародитель его - ингуш Магомет Джантемирович Добриев (1883-1938) из кавказского села Экажево. Но как он попал на Чукотку?
 
Было это так. В 1910 году из Ингушетии пять земляков отправились на Аляску (через океан, из Владивостока добирались в американский порт Сиэтл, оттуда на Аляску, в город Ном), где уже во всю шла «золотая лихорадка». До 1918 года они мыли золото в Америке с переменным успехом, а потом покинули пределы США. Американские власти после революции в России потребовали, чтобы все, кто не принял заграничное подданство, возвращались в свою страну. Но Магомет Добриев далеко не поехал, перебрался на Чукотку.
 
Он стал торговым агентом американской фирмы «Хиббарт-Свенсон и К°», работавшей на Чукотке с разрешения официальных властей. И стал помогать установлению Советской власти не только снабжением необходимых товаров (на Чукотке до сих пор помнят фирменные чугунные складные печи) и продовольствия, но и переводами при уполномоченном новой республики.
 
Тихон Сёмушкин, рисунок в библиотеке, с. Лаврентия.
Тихон Сёмушкин, рисунок в библиотеке, с. Лаврентия.
Как написал Тихон Сёмушкин: «…После революции, возвращаясь с Аляски на Кавказ, Магомет Добриев застрял на Чукотке. Здесь он женился на эскимоске. Теперь у него было восемь детей, из которых двое уже школьного возраста».
 
Магомет Добриев действительно обосновался в чукотском селении Яндогай (в 17 км от с. Лаврентия). В том же 1918-м году женился на эскимоске Чивкэльын/Сеукелин (Сивма) - по паспорту Ксении Львовне Добриевой (1900-1976), хотя ее дед был белым американцем - золотоискателем, а отец - Левтын - пришел в эскимосское село Наукан с одного из островов с Аляски. Сеукелин была младше Магомета на 17 лет.
 
В 1919 году в семье Добриевых родилась дочь Мэри, за ней, в 1920 году, сын Алихан, в 1922 году дочь Лемма, в 1923 году дочь Чабихан, в 1925 году дочь Надя, в 1927 году сын Алимбек, в 1929 году сын Абдул, в 1931 году сын Базик (Базы). Последний сын собственно и повел летопись своего рода (см. Добриев Б. М. Эскимоска Чивма: Повесть; Через Америку на Чукотку: рассказы. - Магас [Ингушетия]: Сердало [Свет], 2007. - 188 с., а также публикации в газетах «Сердало» и «Вести Малгобека»).
 
В 1928 году Магомет Добриев с семьей переехал в с. Лаврентия. Дети - Мэри и Алихан - были первыми учениками школы-интерната - чукотской культбазы, которой руководил Тихон Сёмушкин.
 
Мемориальную доску Тихону Сёмушкину установили на здании «Центра образования села Лаврентия» в Чукотском районе
Мемориальную доску Тихону Сёмушкину установили на здании «Центра образования села Лаврентия» в Чукотском районе
Магомет Добриев стал работать на культбазе вместе с Сёмушкиным. «Он был добрым отцом, никогда не кричал на детей. А мать, по характеру довольно жесткая, воспитывала нас в строгости», - пишет их сын Базик Добриев.
 
И вот еще из его воспоминаний: «Отец многому научился у коренного населения: охоте, добыче морских животных, езде на собачьих упряжках. Это промыслы, требующие большой физической силы и сноровки. У Магомета Добриева это хорошо получалось, он имел одну из лучших собачьих упряжек на Чукотке и был лучшим каюром».
 
Магомет Добриев попал в публицистику Тихона Сёмушкина. «Добриев был очень ответственным человеком, и местная власть доверила ему в 1920-е годы организовать помощь продовольствием голодающим в селениях, расположенных к северу по побережью Чукотского моря. Позже он принял активное участие по спасению челюскинцев. Когда 13 февраля 1934 года в Чукотском море, раздавленный льдами, затонул пароход «Челюскин» и 104 человека остались на льдине, Магомет Добриев бросил все свои дела, собрал десять собачьих упряжек и отправился спасать потерпевших кораблекрушение».
 
В 1935 году сам глава экспедиции «Челюскина» Отто Шмидт вручил ему благодарственную грамоту за подписью Сталина, Молотова и Куйбышева...
 
Репрессии не обошли Магомета Добриева стороной. Он был обвинен в сотрудничестве с американской разведкой и как бывший купец пушниной, арестован. После допросов и пыток, Магомета Добриева все же отпустили, но он тяжело заболел и умер в декабре 1938 года, похоронен в с. Лаврентия.
 
Уже в прозе о Магомете Добриеве, волею судьбы оказавшегося на Чукотке, конечно впервые рассказал Тихон Сёмушкин, в повести «Чукотка» в 1938 году.
 
Магомет Добриев был выведен под именем Магомета Гулиева и в романе первого чукотского писателя Юрия Рытхэу «Конец вечной мерзлоты» в 1977 году. «Магомета можно назвать полиглотом, он прекрасно овладел чукотским и эскимосским языками, сносно говорил на английском, отлично владел ингушским и русским языком. О нем писали: «Родил кучу детей и ведет такой образ жизни, словно он родом отсюда»...», - писал ученик Сёмушкина Юрий Рытхэу...
 
- Родилась я в сентябре 1942-го, в яранге, в эскимосском селе Наукан - это единственное эскимосское поселение в Чукотском районе и самое восточное поселение Евразии, откуда виден берег Аляски - всего под 80 км (в 1958 года, в ходе «холодной войны» с США, всех жителей из Наукана выселили, а стойбище, имеющее историю с XIV века - закрыли, и самым восточным стал Уэлен), - рассказывает Елизавета Алихановна Добриева - внучка Магомета Добриева. - В Наукане охотились на нерпу, а еще добывали не только гренландских китов, но и... крабов (ловили их на удочку, только вместо крючка был камень с рыбой, за который краб и цеплялся)! И, конечно, из уст в уста передавали легенды о деде и писателе Сёмушкине.
 
В 1963 году Елизавета Добриева окончила Анадырское педагогическое училище, стала преподавателем русского и эскимосского языков начальной школы, колесила по району, а с 1969 года вернулась в с. Лаврентия.
 
- У эскимосов есть обычай: если долго не был на родине, то, вернувшись, надо обязательно лечь на землю и три раза кувыркнуться, а то родина не примет, - говорит она. - Вот мы и предложили такой обряд Тихону Захаровичу, когда тот вернулся на Чукотку. А он просто лег и обнял землю. Говорил, что у чукотской земле свой аромат, аромат цветов тундры и свежести холода. Для него Чукотка была второй родиной...
 
А вот что сам вспоминал Тихон Сёмушкин о своей поездки в с. Лаврентия после Третьего Международного полярного года (1957-1958): «Я вновь прибыл на Чукотку в качестве краеведа, но уже в залив Лаврентия. Советские люди по-серьезному взялись обживать Арктику. На побережье Ледовитого океана строились советские полярные станции, обсерватории. Кухня погоды делалась, как говорил Фритьоф Нансен, в Арктике. На пустынных берегах росли завезенные из Владивостока добротные готовые рубленые дома: больницы, школы-интернаты, ветеринарно-зоотехнические пункты, пушные фактории. На берегах залива Лаврентия, где была построена культбаза Комитета Севера, уже жило до сотни разных специалистов: врачей, учителей, зоотехников, работников пушной фактории и других специалистов...»
 
Тихон Сёмушкин так же вспоминал, как 14 февраля 1934 года в с. Лаврентия бушевала пурга. Они сидели вместе с общительным неунывающим молодым летчиком Анатолием Ляпидевским в квартире врача Елизаветы Петровны Кузьминой. Говорили о предстоящих полетах. И вот в разгар полярной ночи вдруг появился «посошок» - в квартиру ввалился человек: «Мне нужен летчик Ляпидевский», - сказал он и протянул радиограмму от Куйбышева: «Челюскин» раздавило льдами, надо вылетать на спасение людей. Так началась челюскинская эпопея, а Анатолий Ляпидевский первым нашел лагерь Шмидта и вывез 12 человек - женщин и детей. За этот подвиг стал первым Героем Советского Союза.
 
Пол-Чукотки Добриевых помнят русского писателя Тихона Сёмушкина добрым словом. И, кстати, большой род Добриевых вошел не только в литературу, но и в политику. Нынешний сенатор Чукотки Анна Отке - правнучка Магомета Добриева.
 
Константин Пронякин.